вторник, 7 августа 2012 г.

Филатов Н. Пираты Сомали

 России необходим такой флот, который в каждую данную минуту мог бы сразиться с флотом, стоящим на уровне новейших научных требований. Если этого не будет, если флот у России будет другой, то он будет только вреден, так как неминуемо станет добычей нападающих…
Петр Столыпин

Первый советский морской спецназ сформировали еще в тысяча девятьсот пятьдесят шестом году, на Балтике. А одиннадцать лет спустя, приказом Главнокомандующего ВМФ был создан Учебно-тренировочный отряд легких водолазов Черноморского флота.
Тогда же, помимо отрядов боевых пловцов, предназначенных для разведывательно-диверсионных действий в акваториях противника, были организованы еще и подразделения противодействия вражеским морским диверсантам – Отряды по борьбе с подводными и диверсионными силами и средствами (ПДСС). Эти подразделения имеются во всех сколько-нибудь крупных российских военно-морских базах и, в обязательном порядке, там, где находятся субмарины с атомным оружием на борту. Больше трех десятилетий назад собственное подразделение боевых пловцов – легендарных «дельфинов»[1] – создало и Главное разведывательное управление Генерального штаба Вооруженных сил СССР.
Боевой опыт советского морского спецназа в Анголе, на Ближнем Востоке и в Латинской Америке показал, что там, где протекает даже самая маленькая речушка, не говоря уже о системе канализации или водопровода, всегда имеется реальная возможность проникновения к объекту диверсии. Поэтому «Вымпел» Комитета государственной безопасности также включил в свою программу подготовку подводных пловцов…
Всего этого, очевидно, не знал обнаженный до пояса темнолицый крепыш, который расположился на спущенном прямо к воде металлическом трапе – в тени, под навесом, сооруженным из большого обрывка украинского флага.
Автомат его лежал тут же, рядом, на расстоянии вытянутой руки.
Освежающий ветерок с побережья лениво, едва-едва, колыхал желто-голубое полотнище, возле борта приятно плескались, перетекая друг в друга, изумрудные волны, светило солнышко, а по самому краю неба неторопливо ползла одинокая стайка белоснежных облаков…
Темнокожий вахтенный на трапе был до самозабвения увлечен процессом рыбной ловли.
В сущности, от него требовалось только время от времени шевелить вверх и вниз находящийся под водой конец длинного, тонкого синтетического троса. На конце этого троса крепился так называемый «ежик» – толстый узел с выпирающими из него во все стороны загнутыми гвоздями, на которые, будто игрушки на новогоднюю елку, были насажены ленточки светлой материи и кусочки фольги.
Океанские воды здесь, на некотором расстоянии от побережья, обычно настолько чисты и прозрачны, что и невооруженным глазом легко можно видеть приманку, опущенную на глубину в несколько метров. Однако, для того чтобы яркое солнце, отражаясь от морской поверхности, не создавало слепящих бликов, рыбаки очень часто используют самое обыкновенное ведро без дна – считается, что через него удобнее смотреть под воду и не так устают глаза.
Впрочем, вполне можно было обойтись и без подобных излишеств научно-технического прогресса. Несмотря на достаточно примитивный способ лова, устройство, которым пользовался темнокожий рыбак, неплохо срабатывало: в большом эмалированном тазу, стоящем тут же, под навесом, уже оказалось три или четыре тунца и разнообразная мелочь, вроде сардин и ставриды.
Никаких подозрительных кораблей, кроме привычного уже русского эскадренного миноносца, послушно замершего примерно в двух милях по правому борту, видно не было. Слева, вдали, как и прежде, темнела полоса сомалийского берега…
Рыболов, подался немного вперед, сунул голову между ограждением трапа и вытянул шею – что-то пару раз сильно дернуло вниз металлический крюк, и теперь крайне важно было не упустить подходящий момент для того, чтобы вытянуть трос.
Вполне возможно, что приманкой соблазнилась местная акула…
На самом деле мелькнувший внизу силуэт принадлежал совсем другому обитателю океана, однако темнокожий парень слишком поздно осознал свою ошибку. Высунувшаяся откуда-то из-под воды рука в черной резиновой перчатке крепко стиснула его затылок, рванула вниз голову, потянула на дно…
Острый клинок легко вошел в грудь любителя ранней рыбалки, безошибочно проложив путь между ребрами, и почти пополам рассек его сердце.
Человек в черном гидрокомбинезоне убрал нож в специальный футляр, прикрепленный к ноге, быстро вынырнул на поверхность и, ухватившись за какую-то металлическую скобу, одним движением перебросил тренированное тело через леера.
Почти одновременно было покончено и с другим вахтенным, загоравшим на полубаке в обнимку с ручным пулеметом, – еще один боевой пловец, бесшумно возникший откуда-то из-за спасательного плота, с расстояния в несколько метров выпустил по нему короткую очередь из АПС.[2]
– Пошли, ребята!
В ту же секунду, с обеих сторон, из воды появилось сразу несколько штурмовых лестниц, по которым на судно, одна за другой, начали забираться стремительные фигуры в мокрых черных гидрокостюмах.
Оказавшись на палубе, они первым делом быстро и профессионально избавлялись от воздушно-кислородных дыхательных аппаратов и от капроновых поясов со свинцовыми грузами. Короткие, широкие ласты отстегивали еще перед выходом на поверхность – шлепать в них по судовым коридорам и трапам было бы слишком шумно, медленно и неудобно.
Таким образом, на боевых пловцах оставались только куртки с капюшоном из черной ячеистой резины и такие же штаны.
Убедившись, что внешнее охранение сомалийских пиратов обезврежено почти без шума, без потерь и без суеты, подполковник Иванов, руководивший операцией, вытащил из кобуры на поясном ремне российский многоствольный пистолет СПП-1М с сильно выгнутой вперед спусковой скобой:
– Вперед! Работаем…
…Бой на судне продолжался примерно восемь минут. Люди в черных гидрокостюмах действовали очень четко и слаженно – очевидно, сектора атаки и маршруты передвижения по коридорам и трапам были распределены между ними заранее.
Первая группа сразу же устремилась на капитанский мостик и в радиорубку: необходимо было лишить противника средств управления и связи с внешним миром. Вторая группа заблокировала палубные люки, а третья, самая многочисленная, начала движение в направлении носового трюма, где вот уже вторую неделю содержался экипаж украинского сухогруза.
Основной упор в подготовке морского спецназа делается на быстрое поражение цели в различных ситуациях с первого выстрела. Для этого на учебных занятиях режим огня при выполнении упражнений устанавливают, как правило, одиночный, с высоким темпом стрельбы и постоянной сменой позиций – эффективность такого варианта стрельбы много раз подтверждалась практикой. Однако несмотря на внезапность атаки и слаженность действий, одним ударом подавить все очаги сопротивления не удалось. По судовым помещениям то и дело разносился топот ног, крики ярости и приглушенные хлопки выстрелов.
– Внимание, справа!
Скорее угадав, чем услышав какое-то шевеление за металлической переборкой, командир отряда боевых пловцов рванул на себя ближайшую дверь. Одновременно с этим он почти распластался внизу и мягко, как дикая кошка, бросился вперед, опрокидывая оказавшегося на пути человека. Блок, удар в солнечное сплетение, хруст ломаемого позвоночника… и еще один чернокожий пират пластом лег на палубе, раскинув руки по сторонам.
Иванов перешагнул через мертвое тело. При тусклом свете электрической лампочки помещение, в которое он попал, выглядело еще меньше, чем на самом деле. На специальном стеллаже рядами выстроились банки с краской, эмалированные и жестяные ведра, швабры, какие-то картонные коробки из-под стирального порошка…
Впрочем, с первого взгляда заметно было, что посторонние люди уже успели похозяйничать в боцманской кладовой, – да и немудрено, ведь по нищенским меркам обитателей местного побережья здесь хранились изрядные ценности.
Из открытой вентиляционной шахты высунулся боец в черном гидрокостюме и жестом показал, что все в порядке.
Следовало перезарядить пистолет.
Подполковник откинул блок вниз, наподобие охотничьего ружья, и вложил в стволы сразу четыре патрона, скрепленные между собой специальной пачкой. Зафиксировал стволы в боевом положении и слегка наклонил подбородок, чтобы микрофон оказался поближе к губам:
– Внимание всем… доложите остановку!
– Это Краб, – первым отозвался старший группы, штурмовавшей радиорубку и капитанский мостик. – Все под контролем, командир, потерь нет.
– Командир, это Кайман… у нас тут тоже все в порядке.
– Докладывает Скат! Задача выполнена.
По частоте и количеству выстрелов было понятно, что спецназовцам, освобождавшим моряков из носового трюма, досталось больше остальных. Поэтому Иванов посчитал необходимым уточнить:
– Скат, у тебя там все целы?
– Да вроде…
– Помощь нужна?
– Спасибо, командир, теперь-то чего! Сами справимся…
Но решение уже было принято:
– Кайман, пошли двоих вниз, в распоряжение Ската… как понял?
– Понял, командир!
Подполковник Иванов, руководивший специальной операцией по освобождению экипажа захваченного пиратами украинского сухогруза, вышел на палубу и встал в полный рост на задраенный люк перед носовой надстройкой.
Слава Богу, до берега было достаточно далеко. Судя по всему, завершившаяся только что непродолжительная, но кровавая бойня постороннего внимания не привлекла, и даже ленивые чайки продолжали неторопливо кружиться в горячей, пронзительной синеве южного неба.
…Впрочем, еще тише и спокойнее в этот момент было под поверхностью моря. Призрачное, густое безмолвие вокруг подводной части судна не нарушалось даже медленным перемещением вдоль нее еще нескольких вооруженных бойцов в черных гидрокостюмах.
Конечно, с одной стороны, сведения разведки не подтверждали серьезность угрозы того, что пираты взорвут и затопят захваченное ими судно в случае попытки силового решения проблемы с заложниками.
Скорее всего, это был просто блеф.
Но, с другой стороны, командир отряда боевых пловцов не любил неожиданностей на работе и всегда считал необходимым перестраховаться. Поэтому еще одна, дополнительная, группа получила от него приказ не подниматься на поверхность – чтобы самым тщательным образом обследовать корпус сухогруза, поросший тропическими ракушками.
Ну и так, вообще… на всякий случай.
Неожиданно один из бойцов почувствовал за спиной колебание водной среды и, не без труда обернувшись назад, разглядел силуэт, проскользнувший вдоль борта.
Первая мысль была: силуэт принадлежит человеку, и это очень хорошо. А то, говорят, в тысяча девятьсот шестьдесят четвертом году, во Вьетнаме, акулы напали на разведывательно-диверсионную группу российских аквалангистов, едва те приблизились к кораблю военно-морских сил США. Троих боевых пловцов хищники растерзали в тот самый момент, когда старший группы уплыл далеко вперед, за сетевые ограждения. Вернувшись, он не нашел товарищей – и включил аварийный фонарь… Вода вокруг была багровой от крови. Луч света испугал тогда зубастых тварей, акулы отпрянули, но капитан-лейтенант, доложивший об этом командованию, остаток жизни провел за стенами психиатрической клиники.
Вторая мысль: силуэт принадлежит чужому человеку. Сквозь стекло боевой полумаски было прекрасно видно, что на плывущем мужчине надеты лишь светлые парусиновые штаны и манера движения под водой у него заметно отличается от того стиля, которому обучают в специальных подразделениях российского флота.
Значит, рядом оказался враг, который каким-то образом обманул бдительность штурмовых групп на судне и теперь хочет незаметно покинуть поле боя.
Третья мысль уже не опережала движений, но лишь следовала за ними: толчок ногами от корпуса судна, несколько движений ластами, пластиковая рукоятка в ладони… Темнокожий беглец делал все возможное, чтобы его не заметили с борта сухогруза, и меньше всего ожидал нападения снизу. Поэтому острое, как бритва, лезвие ножа распороло его живот еще до того, как он догадался, что же происходит на самом деле.
Обычно боевые пловцы обмениваются информацией с помощью приборов звукоподводной связи. Если надо о чем-то сообщить на корабль обеспечения, на летательный аппарат или в штаб операции, используют миниатюрные радиостанции, внешним видом и размером похожие на калькуляторы. Их корпус герметизирован, прием и передача сообщений производятся методом «бегущей строки» или цифрового кода, высвечивающегося на экране, – однако такая радиостанция работает под водой только при условии, что ее антенна хотя бы на тридцать—сорок сантиметров выступает над поверхностью моря.
Поэтому удачливый морской охотник убрал нож и приготовился к всплытию…
– Ну, понятное дело… все-таки одного прозевали, – Иванов прочитал сообщение и выглянул за борт, чтобы разглядеть среди волн пятно крови или мертвое тело. Потом распорядился: – Ладно, докладывай на базу, что мы тут закончили. Пока без подробностей.
– Есть!
– Да, и если все же покойник всплывет, надо будет его тоже наверх подтащить, к остальным – чтобы не болтался по морю без толку! – Передав прибор специальной связи одному из своих людей, подполковник достал из водонепроницаемого футляра тяжелый морской бинокль и навел его на российский эскадренный миноносец.
– Командир, они объявляют нам благодарность, – доложил через какое-то время боец.
– Ну, спасибо…
– Катер вышел.
– Вижу, – кивнул Иванов и распорядился: – Внимание всем! Приготовиться к эвакуации.
Катер с эсминца должен был высадить на борт освобожденного сухогруза что-то вроде подменного экипажа, а также съемочную группу российского государственного телеканала. Обратно планировалось доставить спасенных моряков, тело капитана, скончавшегося от сердечного приступа на четвертый день после захвата сухогруза сомалийскими пиратами, и отряд боевых пловцов, принимавший участие в операции.
Подполковник морской пехоты Иванов поднял левую руку, посмотрел на светящиеся стрелки подводного хронометра и зачем-то потрогал поворотный лимб. Потом, без особой необходимости, постучал указательным пальцем по микрофону:
– Скат, ты слышишь меня?
– На связи, – отозвался динамик.
– Как там героический торговый флот себя чувствует? Медицинская помощь никому не нужна?
– Вроде нет, не нужна. Все нормально.
– Давай-ка ты их выводи уже потихонечку.
– Понял, командир, выполняю! Да, тут еще такое дело…
– Что еще?
– Старпом у них на мостик просится.
– Зачем? – не сразу понял подполковник.
– За документами, говорит. Ну, там, типа, судовой журнал или еще чего-то…
После скоропостижной кончины капитана сухогруза все его обязанности и права перешли к старшему помощнику. Так что отказывать в просьбе не было никаких оснований:
– Ладно, пусть его только сопроводит кто-нибудь. Я тоже туда сейчас поднимусь.
…О недавнем скоротечном бое на мостике напоминали только несколько аккуратных пулевых пробоин в переборке да тела двух расстрелянных темнокожих пиратов, валявшиеся возле трапа.
– Как обстановка?
Боевой пловец, который во время специальной операции руководил штурмовой группой с позывными «Краб», по-гусарски лихо отдал честь и даже попробовал звякнуть несуществующими шпорами:
– Все в порядке, пьяных нет!
– Повеселись тут еще у меня… блин, а это что такое?
Кроме Краба и еще двух бойцов из его группы, на мостике обнаружился вполне живой, хотя и немного помятый африканец. Из одежды на нем были только старые шорты защитного цвета, а также бело-голубая майка без рукавов, немного подпорченная следами свежей крови.
Судя по эмблеме питерского футбольного клуба «Зенит», прежде чем оказаться пиратской добычей, вещица эта принадлежала кому-то из членов экипажа.
– Это что еще такое, я тебя спрашиваю?
Африканец дисциплинированно сидел в углу, рядом с гидрокомпасом, уткнув лицо в колени и обхватив затылок руками.
– Вроде как пленный.
– Почему не доложил?
– Да так мы его нашли ну буквально только что… здесь, за шкафом… то есть – за рундуком…
– И зачем он тебе понадобился?
– Ну я не знаю, – развел руками растерянный Краб.
– Он тебе вообще-то нужен?
– Нет, командир.
– Вот именно! И мне не нужен… – нравоучительно поднял вверх указательный палец Иванов.
– Так ведь какие проблемы, командир? – удивился боевой пловец, поднял ствол автомата и почти уткнул его в голову сидящего на корточках человека. – Сейчас я его…
– Только, пожалуйста, – тихо, быстро и без мучительства! Врага надо убивать с уважением.


Уважаемые читатели, напоминаем:
бумажный вариант книги вы можете взять
в Центральной городской библиотеке по адресу:
г. Каменск-Уральский, пр. Победы, 33!

Узнать о наличии книги
в Центральной городской библиотеке им. А.С. Пушкина
вы можете по телефону:
32-56-09
Открыть описание

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Новинки on PhotoPeach

Книга, которая учит любить книги