вторник, 8 апреля 2014 г.

Хантер Э. Пророчество Синей Звезды. Начало

Пролог
 Синяя Звезда резко остановилась на краю обрыва. Ее горло оцарапал удушливый запах собак. Далеко внизу, на дне оврага, колыхались похожие на темные тени папоротники. Оранжевая шерсть Огнегрива языком пламени мелькала среди зелени. Он бежал на большом расстоянии от собак, но могучий вожак стаи вырвался вперед и теперь стремительно приближался к глашатаю Грозового племени.
«Нет! Только не он! Его вы не посмеете задрать, как дичь!»
Не раздумывая, Синяя Звезда бросилась вниз по склону. Дробно стуча лапами по усыпанной листьями земле, она неслась и неслась мимо деревьев, до боли надрывая мышцы и жадно хватая пастью воздух. Овраг был уже близко. Синяя Звезда слышала грохот реки, бившейся между отвесных серых скал. Сможет ли Огнегрив заманить собачью стаю на край ущелья? Что если вожак схватит его раньше?
Стремительно выбежав из папоротников, Синяя Звезда резко остановилась перед скалами. При этом она слегка поскользнулась и проехалась вперед так, что сухие листья дождем хлынули из-под ее лап на дно ущелья.
«О нет! Великое Звездное племя, нет! Только не это!»
Огнегрив беспомощно болтался в слюнявой пасти огромного пса. Глашатай отчаянно вырывался, шипя от ярости. Пес хорошенько встряхнул свою добычу. Его глаза сверкали злобным торжеством, но он неуклюже топтался в опасной близости от края утеса.
— Я не позволю тебе погубить мое племя! — закричала Синяя Звезда. Забыв обо всем, она бросилась на пса и с силой ударила его головой вбок.
От неожиданности вожак выпустил Огнегрива и непонимающе обернулся.
Синяя Звезда присела и выпустила когти. Кровь бешено стучала у нее в ушах, но она не ощущала страха. Впервые за много месяцев предводительница чувствовала себя по-настоящему живой. Бросившись вперед, она приготовилась, как следует полоснуть пса когтями по морде, но царапнула лишь воздух. Вожак ускользал от нее! Земля под его задними лапами начала осыпаться.
Когда вожак попытался ухватиться за край обрыва, мелкие камни хлынули вниз по склону утеса, а его тупые когти лишь беспомощно скользнули по палой листве, ковром устилавшей землю. Тяжелый зад камнем увлекал пса вниз.
Тем временем собачья стая была уже совсем близко.
— Синяя Звезда! — крикнул Огнегрив.
Но Синяя Звезда не сводила глаз с вожака стаи. Завороженная предсмертным ужасом, отразившимся в его взгляде, она, казалось, не слышала хруста папоротников сзади.
Стая была уже у нее за спиной.
Синяя Звезда впилась когтями в рыхлую землю. Воздух внезапно пропитался запахом страха. Собаки увидели пропасть, и их яростный лай сменился испуганными воплями. Отчаянный крик эхом отразился от стен ущелья.
Синяя Звезда еще крепче вцепилась когтями в землю. Первая собака рухнула с обрыва. Предводительница слышала, как тело ее глухо ударилось о скалу, затем ненадолго повисла тишина, оборвавшаяся громким всплеском.
Синяя Звезда сощурила глаза, продолжая неотрывно смотреть на вожака.
— Не надо было связываться с Грозовым племенем! — прошипела она.
Внезапно вожак вытянул голову и схватил клыками Синюю Звезду за переднюю лапу. Увлекаемая псом, она беспомощно соскальзывала к краю обрыва.
Резкий порыв ветра взметнул ее шерсть, засвистел в ушах. На какое-то мгновение она увидела бурлившую внизу реку. Синяя Звезда отчаянно забилась, рассекая лапами сырой холодный воздух, и перед самым падением каким-то чудом сумела вырваться из собачьей пасти.
К сожалению, было уже слишком поздно.
Ледяная вода сомкнулась над ее головой. Ослепшая, оглохшая, с бешено колотящимся сердцем, она засучила лапами в бурном течении, пытаясь всплыть на поверхность. В ее угасающем мозгу вновь вспыхнуло Пророчество Гусохвоста: «Тебя погубит вода!»
Густая шерсть, мигом отяжелевшая от воды, камнем тянула ее на дно. Кругом бурлила река, и Синяя Звезда уже не могла понять, где верх, а где низ. Легкие ее разрывались от нехватки воздуха. Ужас жег, как огонь. Она поняла, что обречена, утонуть в пенном потоке, на дне ущелья.
«Не сдавайся!» — раздался знакомый ясный голос, на миг заглушивший рев взбесившейся воды.
«Желудь?»
«Не бойся! Представь, что ты бежишь через лес, — прошептал отец ее детей. — Доверься своим лапам, они знают, что делать. Подними голову повыше. Пусть вода сама вынесет тебя на поверхность».
Этот голос успокоил ее, помог справиться с паникой. Вскоре Синяя Звезда уже уверенно рассекала лапами бурлящую воду. Стоило ей поднять голову над водой, как обезумевшее от ужаса сердце успокоилось и стало биться ровнее, а холодный ветер облизал морду. Фыркая и кашляя, она судорожно глотнула воздух.
«Вот так», — прошептал Желудь.
Его голос был таким добрым, таким ласковым… Может быть, нужно просто отдаться течению реки, и пусть она унесет ее далеко-далеко, пока она не уткнется в мягкую шерсть Желудя?
«Плыви, Синяя Звезда! Плыви к берегу! — на этот раз в голосе Желудя не было и тени ласки. — Наши дети ждут тебя!»
«Наши дети!» — эта мысль сверкнула в ее голове подобно вспышке молнии.
«Ты не можешь покинуть их, не попрощавшись».
Почувствовав новый прилив энергии, Синяя Звезда принялась изо всех сил бороться с течением. Внезапно что-то темное обрушилось на нее сверху, снова утянув под воду, но предводительница каким-то чудом вырвалась на поверхность, кашляя и отплевывая воду. Тело собаки, кувыркаясь в воде, понеслось вниз по течению.
«Но если даже собака бессильна справиться с течением, то, как я смогу спастись?»
В тот же миг верхушки деревьев стремительно замелькали у нее перед глазами, и вода вновь потащила ее за собой.
«Ты сможешь!»— твердо ответил Желудь.
Синяя Звезда лихорадочно затрепыхалась, но ее усталые лапы, как мокрые листья, лишь беспомощно барахтались в воде.
Неожиданно острые зубы впились ей в загривок. Неужели Желудь хочет вытащить ее на берег? Сморгнув заливавшую глаза воду, Синяя Звезда увидела пятно рыжей шерсти.
«Огнегрив!»
Глашатай Грозового племени удерживал ее в воде.
— Держи голову выше! — прорычал он сквозь стиснутые зубы.
Синяя Звезда хотела помочь ему, но шерсть ее слишком отяжелела, а лапы совсем устали бороться с водой. Мощное течение с легкостью поволокло ее вниз, но зубы Огнегрива еще крепче впились в ее загривок.
И тут рядом очутился кто-то еще.
«Собаки?»
Чьи-то лапы вцепились ей в бока, выталкивая наверх.
Она чувствовала сильные, бережные прикосновения невидимых котов. Наверное, это воины Звездного племени уводят ее в свои охотничьи угодья…
Теряя сознание, Синяя Звезда смутно чувствовала, как ее вытаскивают из воды, и речная галька хрустит под ее боком. Потом она очутилась на земле. Невидимые лапы и зубы проволокли ее по каменистому берегу и положили на мягкую траву. Каждый вздох давался ей с таким трудом, словно грудь у нее была набита камнями. Глаза щипало, вода застилала взор.
— Синяя Звезда?
Она узнала голос Невидимки. Где же Камень? Неужели он тоже здесь?
— Мы оба тут, рядом с тобой, — раздался басовитый голос, и сильная лапа дотронулась до бока Синей Звезды.
Желудь был прав. Их дети ждали ее.
Синяя Звезда с усилием открыла глаза и увидела расплывающийся силуэт Камня. Его широкие плечи отчетливо вырисовывались на фоне зеленой листвы. Как же он похож на своего отца… Невидимка стояла рядом с братом, мокрая шерсть прилипла к ее бокам.
Теплое дыхание коснулось щеки Синей Звезды.
— Она в порядке? — донесся до нее голос дочери.
Затем над ней склонился Огнегрив.
— Синяя Звезда, это я, Огнегрив. Все хорошо. Ты уже в безопасности.
Но она не слушала, что он говорит. Она смотрела на своих детей.
— Вы спасли меня, — прошептала предводительница.
— Шшш! Не нужно говорить, — всполошилась Невидимка.
Но ей нужно было так много им сказать! Синяя Звезда из последних сил вытянула шею.
— Я хочу вам что-то сказать… Я хочу попросить у вас прощения… Простите меня за то, что я отдала вас. — Она закашлялась, изо рта у нее пошла пена, но она заставила себя продолжить: — Желудь обещал, что Лужица будет вам хорошей матерью.
— Так оно и было, — бесстрастно ответил Камень.
Синяя Звезда поморщилась, словно от удара.
— Я стольким обязана ей… — Великое Звездное племя, пошли мне силы, чтобы закончить! Как же трудно дышать, как тяжело… — Ей и Желудю, который так хорошо воспитал вас. — Почему, ну почему она не собралась с силами сказать им все это раньше? — Я видела, как вы росли, я знаю, как много вы дали племени, усыновившему вас. Если бы я приняла другое решение, вы отдали бы все свои силы Грозовому племени. — Она мучительно содрогнулась всем телом, пытаясь вздохнуть. — Простите… меня.
Казалось, время остановилось. Синяя Звезда, не отрываясь, смотрела на своих детей, словно не замечая, как они растерянно переглядываются.
— Пожалуйста, простите меня…
— Она очень дорого заплатила за свой выбор, — умоляюще сказал Огнегрив. — Простите ее, пожалуйста!
«Не нужно! Что стоит прощение, если оно вырвано силой или выпрошено жалостью? Лучше бы Огнегрив придержал свой длинный язык!»
Но вот Невидимка наклонилась и лизнула Синюю Звезду в щеку.
— Мы прощаем тебя, Синяя Звезда.
— Мы прощаем тебя, — эхом повторил Камень.
Синяя Звезда устало закрыла глаза, и двое ее детей принялись вылизывать мокрую шерсть своей матери. После того далекого снежного дня, когда Синяя Звезда оставила двух беспомощных котят Желудю, они впервые вылизывали друг друга.
Синяя Звезда поняла, что ей больше незачем цепляться за свою единственную жизнь. Огнегрив разожжет новое пламя и пронесет его через лес вместо нее. В его лапах Грозовое племя будет в безопасности. Она устало закрыла глаза и провалилась во тьму.
 Глава I
 — Почему она до сих пор не открыла глаза?
— Тише, Ветреница. Ей всего день от роду. Она откроет глазки, когда будет готова.
Синичка почувствовала, как ее бока коснулся шершавый материнский язык, и поближе придвинулась к теплому животу Лунницы.
— Но Снежинка открыла глаза сегодня утром! — не унималась Ветреница. — А мои двое и вовсе начали смотреть прямо с рождения! — Кошка разбросала хвостом свою подстилку. Мои Лоскутик и Крапинка — настоящие воители!
— Ах, Ветреница, мы все прекрасно знаем, что на всем белом свете не найти котят лучше твоих! — тихонько проурчала третья королева по имени Алосветик.
Маленькая лапка уперлась в бок Синички.
«Опять эта Снежинка!»
Синичка раздраженно пискнула, ближе придвигаясь к маме.
— Давай, Синичка! — шепнула ей на ухо Снежинка. — Тут кругом столько интересного! Я хочу поскорее выбраться наружу, но Лунница меня никуда не пустит до тех пор, пока ты не будешь готова.
— Она откроет глазки в свое время, — пропела Лунница.
«Вот именно. В свое время!» — довольно подумала Синичка.
Проснувшись, Синичка почувствовала тяжесть тела Снежинки, навалившейся на нее сверху. Теплый мамин живот ритмично вздымался и опускался. Ветреница громко посапывала, а Алосветик слегка присвистывала во сне.
Насторожив уши, Синичка услышала доносившийся снаружи разговор Лоскутика и Крапинки.
— Давай, ты будешь мышкой, а я воителем? — кричал Лоскутик.
— Я в прошлый раз была мышкой! — возразила Крапинка.
— Не была!
— Была!
Послышались звуки возни, сопровождаемые писком и криками.
— Смотрите, куда катитесь! — рявкнул чей-то грубый кошачий голос. Котята на миг притихли.
— Ладно, пускай ты будешь воителем, — согласился Лоскутик. — Ты меня все равно не поймаешь!
«Воителем!»
Синичка выбралась из-под сестры. Свежий весенний ветерок шевелил ежевичные стены детской, просачивался в прорехи, неся внутрь тот же свежий лесной запах, которым пахла шерсть Синичкиного отца, заглядывавшего навестить свою подругу и дочек. Синичке нравилось, что ветер вытягивает наружу душные ароматы мха, молока и теплой шерсти.
Она взволнованно вытянула коготки.
«Я тоже буду воителем!»
Впервые в жизни она открыла глаза и несколько раз моргнула, щурясь на полосы света, бившие через ежевичную крышу. Какая же огромная эта детская! В темноте она казалась тесной и уютной, но теперь Синичка ясно видела ежевичные плети, изгибавшиеся высоко-высоко над ее головой, и крошечные просветы чего-то голубого наверху.
Алосветик лежала на боку возле стены. Она оказалась темно-рыжей кошкой с длинным пушистым хвостом. Синичка сразу узнала ее, потому что от нее пахло совсем не так, как от Ветреницы и Лунницы. У нее пока не было котят, а значит, и молоком она тоже не пахла. «Так, а где же Ветреница?»
Синичка не сразу ее разглядела, хотя та и спала рядом с Алосветик. Ветреница свернулась в тугой шерстяной комок и накрыла хвостом нос, а ее пестрая рыжая с белыми пятнами шерстка сливалась с рыжим папоротником, которым было выстлано гнездышко.
Самый знакомый запах доносился из-за спины Синички. Повернувшись, она впервые взглянула на свою мать. Солнечный свет играл на серебристо-серой шерсти Лунницы, нежно скользя по темным полосам на боку. У Лунницы оказалась узкая полосатая морда и немного скругленные уши.
«Интересно, я похожа на маму?» — задумалась Синичка. Повернув голову за спину, она осмотрела себя. Шерстка у нее оказалась не гладкая, как у Лунницы, а пушистая и сплошь темно-серая, без полосок.
«Пожалуй, не слишком похожа».
Спавшая на спине Снежинка оказалась совсем белоснежной, только кончики ушей у нее были серые.
— Эй, Снежинка! — прошептала Синичка.
— Что? — мгновенно открыла глаза сестра. Глаза у нее были голубые, как небо, видневшееся сквозь прорехи в крыше.
«А у меня какие глаза? Тоже голубые или другие?»
— Ты открыла глаза! — вскочила Снежинка. — Теперь мы можем выйти наружу!
Присмотревшись, Синичка заметила в плотной ежевичной стене небольшую дырку, вполне достаточную для того, чтобы туда можно было протиснуться.
— Лоскутик и Крапинка уже снаружи. Давай удивим их?
Алосветик сонно подняла голову.
— Далеко не уходите, — зевнув, предупредила она и снова зарылась носом в хвост.
— А где котята Алосветик? — шепотом спросила Синичка.
— Их еще нет, — сообщила Снежинка. — Ей осталось ждать две луны, пока они появятся.
«Появятся? Откуда?» — не поняла Синичка и задумчиво склонила голову к плечу.
Она хотела расспросить сестру поподробнее, но Снежинка уже неуклюже перебиралась через Лунницу, пытаясь добраться до отверстия в стене. Синичка бросилась за ней следом, но ее короткие лапки беспомощно соскользнули с материнского бока, и она шлепнулась на мягкий мох.
Послышался шорох подстилки, а потом Синичка почувствовала, как мягкая лапа очень крепко прижала ее хвостик к земле.
— Куда это ты собралась, милая моя?
«Лунница проснулась!»
Повернув голову, Синичка посмотрела на мать:
— Наружу!
Желтые глаза Лунницы заблестели в полумраке.
— Ты открыла глаза! — с облегчением заметила она.
— Я решила, что уже пора, — гордо пояснила дочь.
— Ну вот! Эй, Ветреница! — повернувшись на бок, Лунница растолкала пятнистую королеву. — Я же говорила, что она откроет глаза, когда будет готова!
Ветреница села и быстро вылизала языком лапу.
— Ну конечно, дорогуша. Я и не говорила, что она этого не сделает. Я просто сказала, что мои деточки открыли глаза гораздо раньше! — Она прошлась лапой по морде, приглаживая шерсть на носу.
Лунница весело посмотрела на своих дочек:
— Значит, решили отправиться посмотреть мир?
— Почему бы нет? — фыркнула Синичка. — Лоскутик и Крапинка уже там!
— Лоскутик и Крапинка на пять месяцев старше вас, — сообщила Лунница. — И они намного крупнее вас, поэтому им разрешается играть снаружи.
— Значит, там опасно? — вытаращила глаза Синичка.
— Нет, детка, — покачала головой Лунница. — В лагере вам нечего бояться.
— Тогда мы пойдем!
Лунница со вздохом наклонилась и пригладила языком растрепанную дочкину шерстку.
— Конечно, рано или поздно вы все равно покинете детскую. — Она придирчиво посмотрела на Снежинку и скомандовала: — Расправь усы! — Нескрываемая гордость светилась в янтарных материнских глазах. — Я хочу, чтобы все племя увидело, какие вы у меня красавицы!
Снежинка послушно лизнула лапу и пригладила усы с обеих сторон.
Разве ты не пойдешь с нами? — спросила Синичка, внимательно глядя на мать.
— А ты хочешь, чтобы я пошла?
— Нет! — покачала головой Синичка. — Мы хотим удивить Лоскутика и Крапинку! Мы застанем их врасплох!
— Это будет ваша первая дичь, — усы Лунницы дрогнули в улыбке. — Ну, бегите!
Синичка вприпрыжку бросилась к отверстию в стене.
— Смотрите, не путайтесь под лапами у взрослых котов! — крикнула им вслед Лунница. — И держитесь вместе!
Колючая ежевика больно вцепилась в шерсть Синички, словно не хотела выпускать наружу.
Когда она, наконец, кубарем, выкатилась из детской, солнце сразу ослепило ее. Синичка на миг зажмурилась, а когда снова открыла глаза, огромный лагерь предстал перед ней, словно во сне.
От скалы во все стороны тянулась бескрайняя песчаная пустыня. Два воителя с удовольствием обедали в зарослях крапивы неподалеку. За ними виднелось поваленное дерево, его поломанные ветки торчали во все стороны, как голые костлявые лапы. В нескольких хвостах от детской возвышался раскидистый куст с длинными, спадающими до земли ветвями. С другой стороны детской зеленели заросли папоротников, а за ними высилась стена утесника, да такая высокая, что Синичке пришлось запрокинуть голову, чтобы разглядеть ее верхушку.
Восторг охватил ее. Это все — ее территория! Как бы тут не заблудиться!
Кстати, ни Лоскутика, ни Крапинки нигде не было видно.
— Куда они подевались? — спросила Синичка у сестры, восторженно разглядывавшей лагерь.
— Не знаю, — рассеянно ответила та. — Смотри, это добыча! — Снежинка кивнула на птиц и мышей, сваленных в кучу на краю поляны. На вершине кучи красовалась жирная пушистая белка.
Куча добычи! — завизжала Синичка и неуклюже засеменила туда, смешно морща нос. Она слышала, как королевы в детской говорили о добыче, и как-то раз почувствовала запах белки, исходивший от материнской шерсти.
«Интересно, какая она на вкус, эта добыча?»
Сунув нос в кучу, Синичка попробовала вцепиться когтями в какого-то крошечного зверька с короткой бурой шерсткой и длинным тонким хвостом.
— Осторожнее!
К сожалению, Снежинка предупредила слишком поздно, Лапы у Синички беспомощно разъехались в стороны, и белка, лежавшая на самой вершине кучи, тяжело плюхнулась на нее сверху.
Двое воителей, обедавших в зарослях крапивы неподалеку, заурчал и от смеха.
— Чего только не бывает на свете! — фыркнул один из них. — Впервые вижу, чтобы свежая добыча нападала на кота!
— Будь осторожнее, — предупредил другой. — Так и задохнуться можно. Ты смотри, сколько тут шерсти!
Сгорая от стыда, Синичка выбралась из-под белки и свирепо уставилась на воителей.
— Она сама на меня упала! — огрызнулась она.
Не хватало только прославиться на весь лагерь как недотепа, на которую дохлые белки падают!
— Эй, да вы уже здесь? — Синичка мгновенно узнала запах Лоскутика, выбежавшего из-за дальней стены детской. — А ваша мама знает, что вы вышли наружу?
— Конечно! — воскликнула Синичка, поспешно оборачиваясь. Ей не терпелось впервые увидеть своего соседа по детской.
«Ой, мамочка!»
Кто бы мог подумать, что Лоскутик окажется таким огромным! Синичке пришлось далеко запрокинуть голову, чтобы разглядеть его целиком. Черно-белая шерстка Лоскутика была гладкой, как у взрослого, и держался он очень уверенно.
Синичка незаметно привстала на цыпочки, чтобы казаться выше.
Следом за братом на поляну выбежала Крапинка. Ее черная шерсть так и лоснилась под солнцем. Увидев Синичку и Снежинку, она даже остановилась и радостно закричала:
— Ты открыла глаза!
Синичка смущенно пригладила языком свою пушистую грудку, чтобы стать такой же гладенькой, как старшие котята.
— Мы покажем вам весь лагерь! — в восторге воскликнула Крапинка.
— Ура! Пожалуйста, пойдем скорее! — обрадовалась Снежинка, бросаясь к ней.
Но Синичка только сердито дернула хвостом. Не хватало только, чтобы кто-то показывал ей ее собственный лагерь! Нет, она хотела исследовать его самостоятельно. Но шустрая Крапинка уже вприпрыжку побежала к широкой полосе папоротников, росших возле стены утесника.
— Здесь палатка оруженосцев, — крикнула она, обернувшись через плечо. — В этом месяце мы с братом переберемся сюда!
Снежинка, как хвостик, бежала за ней следом.
— Ты чего встала? — подтолкнул Синичку Лоскутик.
Но Синичка обернулась и посмотрела на детскую.
— И вы не будете скучать по своему старому дому? — с внезапной тревогой спросила она. Ей нравилось спать возле теплого живота Лунницы, и она совсем не хотела покидать детскую!
— Ни коготочка! — снисходительно усмехнулся Лоскутик. — Жду не дождусь, когда мы, наконец, станем взрослыми.
Синичка поспешно бросилась догонять его, но тут листья папоротников зашуршали, и из них высунулась голова какой-то пестрой кошки.
— Когда начинаешь тренироваться, — зевнула заспанная кошка, — то постоянно ходишь сонная. Так приятно немного вздремнуть после обеда!
— Привет, Ряболапка! — бросился к ней Лоскутик. Пестрая кошечка с наслаждением потянулась, наполовину высунувшись из своей палатки.
Синичка с завистью смотрела на густую сияющую шерсть Ряболапки, на ее мускулистые плечи и крепкие лапы. Одним прыжком кошка выскочила из папоротников и уселась рядом с Лоскутиком. Странное дело, только что казавшийся великаном Лоскутик вдруг стал самым обычным котенком.
— Мы показываем Синичке и Снежинке наш лагерь, — сообщила Крапинка. — Сегодня они в первый раз вышли из детской!
Не забудьте показать им поганое место, — захихикала Ряболапка. — Белолапка только сегодня жаловалась на то, как она устала убираться в детской. Там котята просто не переводятся, а скоро появятся новые!
— Мы со Снежинкой уже содержим свое место в чистоте! — гордо вздернула подбородок Синичка.
— Я непременно сообщу об этом Белолапке, когда она вернется с охоты, — насмешливо пошевелила усами Ряболапка. — Уверена, она будет просто счастлива.
— Смеешься надо мной, да? — сощурилась Синичка.
— Скорей бы и мне разрешили пойти на охоту! — завизжал Лоскутик, становясь в охотничью стойку. Его короткий хвостик метался по земле из стороны в сторону, как змейка.
Быстрая, как ветер, Ряболапка прижала хвостик Лоскутика лапой к земле.
— Не забывай, что охотник должен держать хвост неподвижно! Ты же не хочешь, чтобы вся дичь в лесу услышала, как ты подметаешь хвостом листья?
Высвободив хвост, Лоскутик распрямил его и аккуратно опустил на землю.
— Теперь у него хвост, как палка! — тихонько фыркнула Снежинка.
Но Синичка ничего не ответила. Она внимательно смотрела, как Лоскутик прижимается грудью к земле, выпускает когти и подворачивает задние лапки под живот.
«Я буду самой лучшей охотницей Грозового племени!» — поклялась она себе.
— Неплохо, — похвалила Лоскутика Ряболапка. Затем она повернулась к Крапинке:
— Давай посмотрим, как ты научилась делать охотничью стойку.
Крапинка мгновенно плюхнулась на землю и распласталась животом по песку.
Синичке не терпелось повторить это движение, но она решила сначала потренироваться в одиночестве.
— Идем, — шепнула она на ухо сестре. — Отделаемся от них!
— Отделаемся? — непонимающе захлопала глазами Снежинка.
— Давай сами исследовать лагерь! — настойчиво прошипела Синичка. Неужели глупая Снежинка не видит, что им выпала чудесная возможность незаметно улизнуть от своих провожатых?
— Но с ними так весело…
Синичка не желала этого слышать. Не тратя времени на уговоры, она побежала прочь от сестры.
Бросив быстрый взгляд через плечо, она заметила низкий раскидистый куст, росший совсем рядом с детской. Если юркнуть туда, Лоскутик и Крапинка ни за что ее не отыщут! Развернувшись, она бросилась к кусту и залезла под низко склоненные ветки. Немного отдышавшись, она почувствовала множество самых разных запахов, оставшихся на листве.
«Сколько же котов живут в Грозовом племени? Как они все помещаются в лагере?»
Внезапно ветки снова задрожали, и Снежинка шмыгнула под куст.
— Я думала, ты не придешь, — удивленно шепнула Синичка.
— Лунница велела нам держаться вместе, — напомнила Снежинка.
Вдвоем они осторожно выглянули из куста, чтобы посмотреть, не заметили ли котята их исчезновения. Ряболапка, Лоскутик и Крапинка с озадаченным видом топтались перед палаткой оруженосцев. На их мордах была написана полная растерянность.
— Наверное, они вернулись в детскую, — сказала Ряболапка, пожимая плечами.
— Ну и ладно, — отмахнулся Лоскутик, возбужденно бегая вокруг Ряболапки. — Зато теперь ты сможешь отвести нас в песчаный овраг для тренировок. Ты же обещала, помнишь?
«Песчаный овраг? Это еще что такое? Может быть, нужно было остаться с ними и посмотреть, что еще за овраг такой?»
— Ничего я не обещала! — возмутилась Ряболапка.
— И нам всем здорово влетит, если нас поймают! — напомнила Крапинка. — Ты не забыл, что нам запрещено покидать лагерь до тех пор, пока мы не станем оруженосцами?
— Значит, надо постараться, чтобы нас не поймали! — ответил Лоскутик.
Ряболапка нерешительно огляделась по сторонам.
— Я могу довести вас до края оврага, — помявшись, предложила она. — Но не дальше.
Синичка с завистью проводила глазами троицу котят, шмыгнувших к колючей стене утесника и скрывшихся в глубоком лазе возле самой земли.
«Может быть, мы сможем тихонько прокрасться за ними следом и выследить, куда они пошли…»
Внезапно чья-то морда ткнулась ей прямо в задние лапы так, что бедная Синичка кубарем выкатилась из своего укрытия. Ее сестра вылетела следом, а из листьев высунулась широкая морда серого кота.
— Что вы тут делаете? Это воинская палатка, а не детская!
— П-простите, — пролепетала Снежинка, испуганно пятясь назад.
Но Синичка храбро посмотрела на воителя.
— Откуда нам было знать? — огрызнулась она.
Впрочем, она была не слишком уверена в своей правоте. Возможно, у воителей есть какой-то свой особый запах, по которому их отличают от других котов?
— Вы Лунницыны котята? — сощурился кот.
Снежинка молча уставилась на свои лапы.
Зато Синичка и не думала робеть. Гордо вздернув голову, она смело ответила ворчливому коту:
— Да! Меня зовут Синичка. А это моя сестра, Снежинка.
Кот вылез из-под куста и с наслаждением потянулся.
«Ой, мамочка, он еще больше, чем Ряболапка!»
Синичка невольно попятилась назад.
— А меня зовут Камнехвост, — сказал он. — Чего по лагерю бегаете? Ищете Вихрегона?
— А он здесь? — радостно запищала Снежинка.
— Он охотится.
— А мы его вовсе и не искали! — решительно заявила Синичка, хотя на самом деле ей очень хотелось увидеть, как выглядит отец. — Мы прятались от Лоскутика и Крапинки!
— Да? — равнодушно переспросил Камнехвост. — Играли в прятки?
— Нет, — покачала головой Синичка. — Они собирались показать нам лагерь, а мы хотим исследовать его сами!
— Хорошие воины не упускают случая учиться у своих соплеменников, — недовольно взмахнул хвостом Камнехвост.
— Н-но мы подумали, что одним нам будет веселее, — пробормотала Снежинка.
— Вот как? — вздыбил шерсть кот. — А вы не подумали, что воину, отдыхающему после патрулирования, совсем не весело, когда его будит парочка писклявых котят?
— Простите нас, — извинилась Снежинка. — Мы не знали.
— Разумеется! Вот что бывает, когда малые котята бродят по лагерю без присмотра, — проворчал Камнехвост, переводя взгляд на кучу с добычей. — Ладно, раз уж я все равно проснулся, так хоть пойду пообедаю!
Взмахнув хвостом, он направился на поляну, оставив котят в одиночестве.
Снежинка укоризненно посмотрела на сестру и прошипела:
— Разве обязательно было прятаться в воинской палатке? Другого места нельзя было найти?
— Откуда я могла знать? — снова огрызнулась Синичка.
— Но мы бы знали об этом, если бы остались с Лоскутиком!
Синичка повела ушами. Подумаешь, глупости какие! Зато теперь они уже знают, где находятся палатки воителей и оруженосцев! Они ведь сами хотели исследовать лагерь, и вот, сколько всего узнали.
Она обвела глазами поляну. Синичка еще никогда не пыталась смотреть в такую даль, и это оказалось совсем непросто. Когда скала, торчавшая на другом конце поляны, обрела, наконец, четкие очертания, Синичка заметила, что земля вокруг нее вся изрыта когтями. Отпечатки кошачьих лап вели вниз и исчезали за пологом лишайника, свисавшего с одной стороны скалы.
«Интересно, что там такое?»
Забыв о перепалке со Снежинкой, Синичка радостно запищала:
— Беги за мной!
Домчавшись до лишайника, она потрогала лапкой заросли. Плети легко раздвинулись от ее прикосновения, и Синичка увидела проход. Просунув лапу еще дальше, она почувствовала прохладную пустоту.
— Там лаз! — попискивая от возбуждения, Синичка бросилась внутрь. И очутилась в неглубокой пещерке. Пол и стены здесь были гладкими и твердыми, и хотя внутри никого не было, в углу виднелась аккуратная подстилка из свежего мха. — Это еще одна палатка! — шепотом сообщила она сестре.
— Это палатка Острозвезда, — ответил ей совершенно незнакомый голос.
В первый миг Синичка замерла от страха, но потом с любопытством высунула нос из пещеры. Неужели она снова угодила в беду?
Рядом со Снежинкой сидел серебристо-серый кот с блестящими янтарными глазами.
— Здравствуй, Синичка.
Она вежливо поклонилась в ответ и тут же спросила:
— А откуда вы знаете, как меня зовут?
— Я помогал тебе появиться на свет, — ответил кот. — Меня зовут Пышноус, я ученик нашего целителя, — он кивнул на палатку Острозвезда. — Сюда нельзя входить без приглашения. — Пышноус сказал это мягко, но непреклонно.
— Но я, же не знала, что залезла в чужую палатку! Я просто хотела узнать, что там за лишайником, — ответила Синичка, смущенно глядя на свои лапки. — Вы теперь расскажете все Острозвезду?
— Да.
У Синички оборвалось сердце.
— Так будет лучше. Он все равно почует твой запах, — пояснил ей Пышноус.
Синичка в смятении посмотрела на него. Что же она наделала? Вдруг Острозвезд разозлится и запретит ей быть воительницей?
— Не волнуйся, — поспешил успокоить ее ученик целителя. — Он не будет сердиться. Может быть, ему даже понравится твоя любознательность.
— А можно тогда мне тоже заглянуть внутрь? — попросила Снежинка.
Пышноус весело заурчал.
— Запах одного котенка говорит о любопытстве, — сказал он. — Но запах двух котят кричит о назойливости.
Снежинка жалобно повесила хвост.
— Но я уверен, что у вас еще будет возможность заглянуть внутрь, — заверил ее Пышноус. — А сейчас хотите, я познакомлю вас со старейшинами? Они будут рады увидеть новых котят.
Ну вот, снова им навязываются в провожатые! Мягкая шерстка Синички встала дыбом от раздражения, но неожиданно она вспомнила слова Камнехвоста: «Хорошие воины не упускают случая учиться у своих соплеменников».
Пришлось смириться. Пышноус подвел котят к поваленному дереву и протиснулся под торчащую ветку. Синичка поспешно юркнула следом, а Снежинка ни на шаг не отставала от нее.
Все щели между ветками поваленного дерева были заткнуты мхом, травой и папоротниками так, что мертвая кора казалась обновленной свежестью Юных листьев. Пышноус уверенно прокладывал себе дорогу через хитросплетение веток и вскоре вывел котят на открытую полянку посреди зарослей.
Облезлый бурый кот валялся на земле, привалившись спиной к стволу, а пестрая старая кошка вылизывала ему уши. Другой кот, ярко-рыжий с белыми пятнами, лакомился мышью чуть поодаль.
Пестрая кошка первой подняла глаза на вошедшего Пышноуса.
— Принес мышиную желчь? — с надеждой спросила она. — У Шаркуна опять блохи!
— Это все потому, что он каждый день таскается на охоту, — проворчал рыжий кот. — Вот и носит сюда блох из лесу!
— В тот день, когда я не выйду на охоту, ты сядешь оплакивать меня, — проворчал Шаркун. — Погоди, Сорняк, недолго осталось.
Сорняк откусил еще кусочек мыши и с полным ртом пробурчал:
— Да ладно тебе, я же не хотел тебя обидеть. Я и сам не брошу охотиться, пока лапы носят. Оруженосцев в племени не хватает, так недолго и лапы протянуть с голодухи. Приходится самим о себе заботиться.
— Лоскутик и Крапинка скоро приступят к обучению, — напомнил им Пышноус. — Кроме того, недавно у нас появилось еще двое будущих оруженосцев. — Он отошел в сторону, представляя старикам Снежинку и Синичку.
Сорняк оторвался от своей мыши, а Шаркун сел прямо, насторожив уши.
— Котятки! — глаза пестрой кошки радостно заблестели. Подбежав ближе, она ласково лизнула Синичку в щеку. Та немедленно отшатнулась и брезгливо вытерла лапой обслюнявленную мордочку. Увидев, что Снежинка удостоилась такого же приветствия, Синичка подавила смешок.
— Они сегодня впервые вышли из детской, Зяблица, — сказал Пышноус. — Я поймал их, когда они лезли в палатку Острозвезда.
— Ничего мы все… — начала было Синичка.
— Не обращай внимания на Пышноуса, — перебила ее Зяблица. — Он над всеми котами потешается, озорник такой. И за уши его не оттреплешь, ведь он у нас целитель!
— Не целитель, а ученик целителя, — поправил Пышноус.
— Велика разница! — фыркнул Шаркун, обвивая лапы лысым хвостом. — Это значит, что ты выполняешь все обязанности Гусохвоста, пока этот ленивый старый барсук делает вид, будто ищет целебные травы!
— Замолчи! — прикрикнула на него Зяблица. — Гусохвост старается, как может.
— Да что ты говоришь? — огрызнулся Шаркун. — Скажи-ка, Пышноус, за какой травой твой наставник отправился сегодня?
— За окопником, — смущенно ответил ученик, поведя ушами.
— Так вот, дружок, я своими глазами видел этого труженика, храпевшего под Совиным деревом! Он так сопел, что распугал всю дичь в окрестностях! — Шаркун недовольно махнул хвостом на мышь, которую доедал Сорняк. — Пришлось пол-леса обегать, пока поймал эту мелочь.
— Гусохвост многому меня научил, — заступился за наставника Пышноус. — Во всем лесу нет такой травы, которую бы он не знал и не умел использовать.
— Если бы еще он не ленился собирать эти травы, ему вообще бы цены не было, — упрямо проворчал Шаркун.
Пышноус посмотрел на притихших Синичку и Снежинку.
— Не обращайте внимания, — посоветовал он. — Гусохвост и Шаркун вечно спорят по любому поводу.
— А тебе, Шаркун, не следует говорить при детях такие слова про целителя, — заворчала Зяблица. — К тому же они ему родня. Нехорошо это, как есть нехорошо!
— Родня? — удивленно переспросила Синичка.
— Он брат вашей матушки, — пояснила Зяблица, обнимая сестер хвостом. — Все, хватит глупой болтовни! Идите-ка лучше сюда, да расскажите нам о себе.
Я — Синичка, а это моя сестра, Снежинка, — с готовностью сообщила Синичка. — Нашу маму зовут Лунница, а папу — Вихрегон. И сегодня мы впервые вышли из детской!
Покончив с мышью, Сорняк сыто облизал губы и проурчал:
— Добро пожаловать в племя, детки. Чует мое сердце, что от вас хлопот будет полон рот. Маленькие котята не умеют себя вести, тут ничего не поделаешь.
Синичка с любопытством пошевелила ушами.
— А от Лоскутика и Крапинки тоже были хлопоты?
— Конечно, — проурчал Сорняк. — Да покажи мне котенка, от которого их не бывает?
У Синички даже в животе потеплело от облегчения. Ей совсем не хотелось быть единственной маленькой кошкой, на каждом шагу попадающей впросак. Только вышла из детской, так на нее сразу белка шлепнулась!
— Скоро Острозвезд сделает этих проказников оруженосцами, — проскрипел Шаркун. И правильно, а то они совсем извелись от безделья. В последнее время к куче дичи невозможно подойти: эти только и делают, что гоняются друг за дружкой, и пыль стоит столбом!
— Я завтра попрошу Ветреницу отпустить их со мной в лес, пусть помогут собирать травы — решил Пышноус. — Это займет их хоть на время.
— В лес? — ахнула Синичка, широко раскрывая глаза.
— Мы не будем отходить далеко от лагеря, — кивнул Пышноус.
Наверное, они пойдут туда, куда Ряболапка сегодня повела Лоскутика и Крапинку! У Синички даже лапы зачесались от любопытства. Сколько же еще всего неизведанного лежит за пределами поляны и палаток!
Сидевшая рядом с ней Снежинка сладко зевнула.
— Вам пора возвращаться к маме, — проворчал Сорняк. — Глядите-ка, Снежинка сейчас заснет прямо стоя!
Обернувшись, Синичка увидела, что ее сестра уже закрыла глаза. Внезапно она и сама почувствовала, что лапы у нее отяжелели, а в животе громко урчит от голода. Но все-таки ей совсем не хотелось уходить, ведь ей столько всего нужно было узнать! Как выглядит блоха, которая завелась у Шаркуна? И где теперь Гусохвост?
— Идем, — сказал Пышноус, подталкивая ее к выходу.
— Я не хочу в детскую! Там мы ничему не сможем научиться, — заупрямилась Синичка.
— Вы продолжите учиться после того, как отдохнете, — заверила ее Зяблица.
— Возвращайтесь, мы будем вас ждать, — крикнул им вслед Сорняк.
Выбравшись на поляну, Синичка устало заковыляла в сторону детской. Целый рой вопросов жужжал у нее в голове, но ее усталые лапы спотыкались на каждом шагу.
Она страшно обрадовалась, когда Пышноус помог ей забраться в детскую.
— Ну, что видела интересного, малышка? — спросила Лунница, когда Синичка свернулась клубочком у нее под животом рядом со Снежинкой.
— Все, — зевнула Синичка.
— Совсем не все, глупышка — ласково проурчала Лунница. Синичка сонно закрыла глаза, а мама негромко продолжала: — Вам еще предстоит исследовать огромный лес. А ведь этот лес — только часть наших земель. У котов-воителей есть еще Исток, Высокие Скалы и Дальние дали…
— Где же кончается мир? — сонно пробормотала Снежинка.
— Об этом знает только Звездное племя, — ответила Лунница.
Синичка представила себе деревья, папоротники, крапиву и утесник, волнами уходящие за горизонт, прямо в небо.
— У меня слишком короткие лапки, — пожаловалась она. — Я не смогу обойти такой огромный мир…
Ее воспоминания и мысли начали плавно перетекать в сон, а мамин голос все звучал над головой Синички:
— Твои лапки подрастут, моя маленькая. Придет день, когда они станут такими сильными, что смогут обежать весь белый свет.


Уважаемые читатели, напоминаем: 
бумажный вариант книги вы можете взять 
в Центральной городской библиотеке им А.С. Пушкина по адресу: 
г. Каменск-Уральский, пр. Победы, 33! 
Узнать о наличии книги вы можете по телефону:
32-23-53.
Открыть описание

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Новинки on PhotoPeach

Книга, которая учит любить книги