пятница, 26 февраля 2016 г.

Лонской В. Ящик факира

Дмитрий Брянцев любил привлекательных женщин и все сопутствующее им. Любил всем нутром. Как любит, к примеру, моряк море и все связанное с ним: запахи морской воды и судовых машин, вид корабельных деталей и аскетизм морских пейзажей, картины играющих на поверхности волн крупных рыб и чаек, беспорядочно летающих в утреннем небе, появляющихся в далеких водах невесть откуда и напоминающих о суше и родном доме на берегу. С той же страстью и Брянцев любил женщин. Потому и не желал жениться — слишком ценил разнообразие. Дарить себя одной — казалось ему — обкрадывать себя, да и ее тоже, поскольку жизнь человеческая — постоянный опыт, в том числе и опыт сексуальный, и сужать его до одной персоны значило лишить себя немалых радостей, имеющих место в книге человеческого бытия. Он с недоверием относился к тем семейным парам, которые, сойдясь еще в школьные годы (в возрасте, к примеру, юных веронцев, печальную повесть о которых поведал миру г-н Шекспир), прожили вместе долгую и якобы (а может быть, и не якобы) счастливую жизнь в супружеском союзе, не зная ни одного постороннего персонажа в своих объятиях. Брянцев уважал сей добровольный аскетизм на сексуальном фронте, но не более того. Не раз у него возникало чувство жалости к подобным парам, но он давил его в себе: бог с ними, пусть живут как хотят, это их выбор. Сам же он, думалось ему, повесился бы через полгода, если б принужден был довольствоваться одной-единственной женщиной, будучи прикован к ней, точно раб к галере.
Природа щедра, и грех не пользоваться этим. Какое разнообразие женских лиц, отражающих самые разные сокровенные желания, открывается перед мужчиной! Какое разнообразие губ, нежных ланит, то бледнеющих, то пылающих от румянца! Какое разнообразие шей, плеч, грудей, сосков, венчающих эти груди и воспламеняющих мужчин! А какое разнообразие животов, ляжек, ягодиц, икр, лодыжек, пальчиков на руках и ногах! И все это можно целовать, наслаждаясь самому и даря наслаждение той, которую любишь. А уж как чудесны женские лона! Не верьте циникам, утверждающим, что между ними нет никакой разницы, что разнятся только лица прелестниц, как маски на карнавале, не верьте — эти недоразвитые типы не понимают в этом ни черта! И вот, когда столько всего прекрасного, лишиться этих сокровищ во имя одной-единственной женщины? Право же, не стоит! Конечно, всякий раз это должно быть настоящее увлечение, праздник, а не унылое удовлетворение похоти с кем попало, как это бывает у командированного, вырвавшегося на свободу в чужом городе. Только праздник, иначе — тоска. Так рассуждал Брянцев, думая о женщинах и их месте в его жизни.

Однажды Брянцеву приснился жуткий сон, где он по чьей-то злой воле должен был обходиться без женщин и оказался в глухой пещере без воды и пищи с каменным изваянием женского вида наедине. Изваяние сидело в позе лотоса, и между развернутых на стороны ляжек виднелось отверстие каменного лона. Брянцева обуял ужас. Его не смутило отсутствие еды и воды, а смутила перспектива заниматься любовью с этим заменителем живой женской плоти. В эту минуту он даже посочувствовал великому сластолюбцу эпохи социализма Лаврентию Берия, чей донжуанский список был чрезвычайно велик: тот, как известно, провел последние месяцы жизни в одиночной камере и вынужден был, ввиду отсутствия прелестниц, довольствоваться собственной рукой, о чем сохранились свидетельства очевидцев из числа охраны, наблюдавших с интересом в дверной глазок за этой сублимацией любви, имевшей место у поверженного политического монстра. Далее в том же сне Брянцев мучительно пытался выбраться из пещеры на свободу, где бродили, ожидая его объятий, многочисленные дамы и девушки, но все безрезультатно. Выход из пещеры все время заваливало сыпавшимся сверху песком. И только когда Брянцев проснулся и в шлейфе ужаса оторвал голову от подушки, усаживаясь на постели, у него отлегло от сердца. Он поднялся, открыл настежь окно, желая освежить застоявшийся в комнате воздух прохладной струей с улицы. И, сделав это, залюбовался какой-то светловолосой девчонкой лет семнадцати, в коротком легком платьице, облегавшем ее юную спортивную фигуру. Девчонка стояла на автобусной остановке и, выгнув спину и отклячив свой упругий зад, читала объявления, расклеенные во множестве тут же на стене (что она в них искала — бог ведает!). 
Уважаемые читатели, напоминаем:
бумажный вариант книги вы можете взять
в Центральной городской библиотеке по адресу:
г. Каменск-Уральский, пр. Победы, 33! 
Узнать о наличии книги
в Центральной городской библиотеке им. А.С. Пушкина  
вы можете по телефону: 32-23-53
Открыть описание

1 комментарий:

  1. Из аннотации: "Новый роман Лонского "Ящик факира" о российской действительности: сегодняшней - противоречивой и способной мириться с насилием - и столетней давности, где насилие порождалось идеей борьбы за справедливость.
    Имеет ли человек право быть судьей и палачом другому? Способен ли он к состраданию? Или теперь уже ничто не способно смягчить его ожесточившееся сердце?"

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Новинки on PhotoPeach

Книга, которая учит любить книги