среда, 27 марта 2013 г.

Уайт К. Если бы красота убивала

Глава 1

Кэт Джонс относилась к тому типу женщин, которые получают в этой жизни все, что хотят. В случае Кэт это означало прекрасную работу, а именно должность главного редактора одного из крупнейших женских журналов, великолепный дом на Манхэттене и сексапильного красавчика мужа, который к тому же и сам сделал неплохую карьеру. Мало того: идя по жизни, Кэт как-то ухитрялась попутно заполучать многое из того, чего хотят другие женщины, например, их потрясающие вещицы и их сексапильных мужей. Сами понимаете, такую женщину трудно не возненавидеть. Так что когда ее безупречно налаженная жизнь стала разваливаться на куски, у меня очень даже могло возникнуть желание уткнуться ночью в подушку и от души посмеяться. Но я этого не сделала. В отличие от многих других (а я уверена, что таких было немало) я не обрадовалась ее горю, а бросилась на выручку. Почему? Возможно, потому, что она мой работодатель, и еще потому, что мы с ней в некотором роде подруги. Но главным образом потому, что мне как журналистке, пишущей на криминальные темы, до смерти опротивели истории, которые начинаются с трупа и заканчиваются раздирающими сердце страданиями.
Я прекрасно помню, как началась вся эта заварушка. Дело было в начале мая, воскресным утром, вскоре после восьми. Мы с Кайлом Коннором Макконахи — тридцатичетырёх-летним специалистом по банковским инвестициям и яхтсменом-любителем — лежали в моей двуспальной с кровати в положении «ложка в ложке». Я чувствовала, как он возбуждается, и старалась не сделать ничего такого, что могло бы спугнуть хрупкое очарование момента. Это было наше шестое свидание, но только второе из закончившихся постелью, и хотя обед вчера вечером был великолепен, а секс — даже лучше, чем в первый раз, у меня почему-то неприятно сосало под ложечкой, как бывает, когда тебя угораздит втрескаться в парня, который, как ты вдруг открываешь, пуглив, как альпийская козочка. Я понимала, что допусти я хотя бы одно неосторожное высказывание, например, оброни я вскользь, что было бы неплохо провести выходные в очаровательной гостинице в Беркшире, и он рванет от меня с такой скоростью, что только пятки засверкают.
В тот самый миг, когда я почувствовала, что его рука приближается к моей правой груди, вдруг зазвонил телефон. Я машинально посмотрела на часы. Господи, всего только девять минут девятого!
Не знаю, какому идиоту приспичило позвонить в такую рань, но звонок вполне мог принять автоответчик. Для мамы, прохлаждавшейся сейчас где-то в Тоскане, было слишком рано, для бывших бойфрендов слишком поздно — кто-нибудь из них, случается, звонит мне спьяну по телефону-автомату из какого-нибудь бара на Четырнадцатой улице, но обычно это бывает часа в два ночи. Возможно, это звонил домовладелец, с него станется побеспокоить меня в несусветную рань из-за какой-нибудь ерунды — например, чтобы сообщить, что мой велосипед прислонен в подвале не к той стене.
Рука Кайла замерла на полпути.
— Будешь брать трубку?
— Нет, пусть сработает автоответчик, — сказала я, пытаясь вспомнить, не забыла ли я выключить громкость. Забыла — это выяснилось на четвертом звонке, который оборвался на середине, и из кабинета, расположенного прямо напротив спальни, донесся женский голос:
— Бейли! Бейли, если ты дома, ради Бога, сними трубку. Это Кэт, мне нужна твоя помощь. Бейли, ты меня слышишь?
Я застонала.
— Придется взять трубку.
Я выбралась из-под белого пушистого одеяла, приподнялась на локте и дотянулась до тумбочки, где стоял телефон.
— Слушаю.
Голос звучал хрипло, пришлось прочистить горло.
— Слава Богу, ты дома! — выдохнула Кэт Джонс. — Ужас, я с ума схожу, здесь что-то не так, мне нужна твоя помощь.
— Ладно, рассказывай по порядку, — говорю я спокойно.
Кому-то может показаться странным, что я не проявила большего сочувствия, но я знакома с Кэт семь лет и могу припомнить парочку случаев, когда она впадала в панику только из-за того, что в химчистке неправильно загладили складку на ее брюках.
— Это касается нашей няни, ну ты ее знаешь, Хайди.
— Что, она тоже уволилась?
— Бейли, мне не до шуток! С ней что-то случилось, я стучалась к ней в квартиру, но она не откликается.
— А ты уверена, что она там?
— Уверена. Я разговаривала с ней вчера, и она обещала, что утром будет у себя.
— Господи, Кэт, сейчас всего восемь утра, может, она спит без задних ног? Или у нее парень и она стесняется открыть дверь?
Рука Кайла, которая лишь несколько секунд назад ласкала мою грудь, порядком утратила энтузиазм.
— Не может быть, чтобы она просто не отозвалась на мой стук, это на нее не похоже.
Естественно. Мало кто на этом свете решится игнорировать Кэт Джонс.
— Может, ее просто нет дома? Возможно, она ночевала в другом месте?
— Вчера вечером она говорила, что будет ночевать у себя. Ох, не нравится мне все это.
— Но у тебя ведь есть ее ключи? Ты же можешь открыть дверь и посмотреть?
— Я боюсь заходить одна. А вдруг случилось что-то страшное?
— А что Джефф?
Джефф — это муж Кэт.
— Он уехал за город с Тайлером на все выходные. Должна же я что-то предпринять, — закончила Кэт, почти оправдываясь.
— Неужели тебе некого позвать, ну, не знаю, соседа какого-нибудь?
— Никого, кому бы я могла доверять.
Кэт выдержала паузу — она славилась этим искусством. Когда-то Кэт взяла на вооружение этот трюк из практических соображений — в неосознанном стремлении заполнить паузу собеседник мог выболтать ей самые сокровенные тайны, — но со временем он вошел у нее в привычку и превратился в ее специфическую манеру вести беседу, как, например, манера некоторых в задумчивости покусывать во время разговора большой палец. Итак, я ждала, пока она продолжит, и прислушивалась к дыханию Кайла. Наконец Кэт сказала:
— Бейли, я хочу, чтобы ты приехала.
— Как, прямо сейчас? — воскликнула я. — Побойся Бога, Кэт, сегодня воскресенье, и сейчас одиннадцать минут девятого! Неужели нельзя подождать? Я почти уверена, что твоя няня провела ночь у какого-нибудь парня и сейчас, пока мы с тобой разговариваем, пытается поймать такси, чтобы вернуться домой.
— А вдруг это не так? Вдруг она дома, но с ней что-нибудь случилось?
— Что, например? Она упилась до бесчувствия? Или повесилась на дверном косяке?
— Нет. Не знаю. Могу только сказать, что все это очень странно и я боюсь.
До меня наконец дошло, что на этот раз проблема посерьезнее, чем неправильно заглаженные складки на брюках, что Кэт здорово не по себе и что она действительно рассчитывает, будто я сломя голову примчусь к ней на Девяносто первую улицу.
— Ну хорошо, я приеду, только мне нужно примерно полчаса, чтобы одеться и добраться до тебя, — вздохнула я.
— Постарайся побыстрее.
Она повесила трубку, даже не попрощавшись.
К тому времени, когда я закончила разговор, мой лихой соблазнитель растерял весь свой пыл. Его рука соскользнула с меня, а сам он перекатился с бока на спину. Однажды я от кого-то услышала, что Кэт Джонс настолько подавляет своим величием, что некоторые из мужчин, с которыми она ложилась в постель, временно становились импотентами. Но даже меня, хотя я не была склонна ее недооценивать, поразило, что она ухитрилась подействовать таким же образом на мужчину, который лежал в постели не с ней, а со мной, причем подействовать на расстоянии нескольких кварталов.
Я повернулась к Кайлу.
— Послушай, Кайл, мне правда жаль, что так получилось.
У Кайла большая примесь ирландской крови, и это заметно: у него темно-карие, почти черные, глаза, жесткие темные волосы, бледная кожа и чуть-чуть выступающие передние зубы.
— Это звонила моя работодательница. Она подозревает, что с няней ее ребенка что-то случилось, мне придется подъехать к ней и помочь во всем разобраться.
— Это та Кэт из журнала «Глянец»?
— Она самая. Прекрасная, но легко выходящая из себя Кэт Джонс. Если хочешь, можешь подождать меня здесь.
Мне хотелось еще добавить: «А когда я вернусь, то сотворю с твоим телом такое, чего ты себе и представить не можешь», но тогда мне на это не хватило смелости.
— Нет, лучше я пойду. Можно я воспользуюсь ванной раньше тебя? Постараюсь побыстрее.
— Конечно, а я пока приготовлю кофе. Хочешь перекусить? Могу предложить пончик.
— Не стоит, не напрягайся.
Кайл вытащил из-под меня свою руку и свесил ноги с кровати, потом наклонился за трусами, встал и босиком прошел в ванную. «Здорово, — подумала я, — этого мне только не хватало». Это его «Не стоит, не напрягайся» прозвучало чуточку раздраженно, как будто он подозревал, что я пользуюсь предлогом, чтобы от него избавиться. А может, он испытал облегчение. Если он уйдет сейчас, ему не придется раздумывать, как долго ему следует оставаться в моей квартире и не полагается ли ему пригласить меня в ближайшее кафе и угостить тостами и коктейлем «мимоза».
С большой неохотой я встала с кровати и мельком взглянула на себя в зеркало над туалетным, столиком. Думаю, меня можно считать довольно привлекательной, но по утрам я обычно выгляжу не лучшим образом. Макияж я сняла еще вечером, так что теперь вокруг моих глаз не о было ужасных черных кругов от размазанной туши, но мои короткие русые волосы торчали во все стороны, как иголки у испуганного дикобраза. Я несколько раз прошлась по ним щеткой, пока они не пригладились, натянула джинсы, белую футболку и надела легкий черный кардиган.
По пути в кухню я прислушалась к шуму воды в ванной. Я поставила чайник на плиту (кофе я готовлю во французском прессе), вернулась в гостиную и вышла на балкон, чтобы определить, какая погода. Я живу в Гринич-Виллидж, в самой дальней восточной, его части, за которой он уже переходит в захудалый Ист-Виллидж, и мои окна выходят на запад, но реку Гудзон мне не видно, ее загораживают дома — серые, красные и песочного цвета — и девятнадцать крытых дранкой водонапорных башен, которые возвышаются над крышами. Оказалось, что на улице пасмурно и прохладно.

Уважаемые читатели, напоминаем: 
бумажный вариант книги вы можете взять 
в Центральной городской библиотеке по адресу: 
г. Каменск-Уральский, пр. Победы, 33!
Узнать о наличии книги 
в Центральной городской библиотеке 
вы можете по телефону:
32-23-53.
Открыть описание

2 комментария:

  1. Из аннотации:
    "В мире высокой моды интриги плетутся со вкусом и размахом, а ненависть принимает самые неожиданные формы…
    Но то, что случилось в шикарной нью-йоркской квартире редактора гламурного глянцевого журнала, — это уж слишком.
    Убита воспитательница маленького сына хозяйки.
    Совершенно очевидно, что преступник ошибся, приняв одну женщину за другую…
    В игру вступает энергичная Бейли Веггинс — автор популярных детективов, которая весьма удачно применяет свой талант на практике. Подозреваемых слишком много, по она сумеет отыскать среди них убийцу!"

    ОтветитьУдалить
  2. Цікаво
    Заходьте http://photokarachko.blogspot.com/

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Новинки on PhotoPeach

Книга, которая учит любить книги