понедельник, 10 августа 2015 г.

Епифановский, М. Подарок для абонента : повесть / М. Епифановский // Нева. - 2015.- № 6. - с. 7 - 43

Питер встретил Сергея Руднева опустевшей квартирой. На кухонном столе лежало письмо — издевательская записка в стихах. Наташа ушла, попросив больше не попадаться на ее жизненном пути. Предпочла ли она другого, возненавидела ли Сергея — об этом ни слова. Дозвониться до Наташи оказалось невозможно — очевидно, телефон Сергея значился в «черном списке». Попытки поговорить с другого телефона терпели фиаско. Как только Наташа слышала знакомый голос, бросала трубку, и очередной номер игнорировался. Сергею остались лишь воспоминания и пачка сигарет на балконе. Он разглядывал сверкающий шпиль телевизионной башни и вспоминал их поездки в Париж. Наташа бредила Францией, два раза в год, летом и на Рождество, обязательно таскала Руднева на родину Лафонтена и Бодлера. Как-то после очередной поездки Сергей осторожно намекнул о смене страны паломничества. Мол, зимой неплохо бы съездить в Баварию, навестить Костю, друга со студенческой скамьи. Летом можно для разнообразия слетать в Тунис, как-никак бывшая французская колония. Наташа зашипела: к немцам «француженка» ни ногой, а в Тунисе — одни арабы. «Можно подумать, на юге Франции их меньше», — чуть не вырвалось у Руднева. Он не спорил с Наташей, давно осознав бессмысленность этого занятия. Потакал слабостям и причудам любимой, счастливый от того, что утром, открывая глаза, видит ее, спокойную и беззащитную. Сергей прокручивал в памяти их случайное знакомство на Васильевском острове, в разгар белых ночей. На пересечении Большого проспекта и Первой линии у него заглохла машина. Пока Сергей дозванивался до центрального офиса, объяснялся с лизинговой компанией и вызывал эвакуатор, развели мосты. Руднев оказался в водном плену. Слушая радио, безучастно рассматривал неторопливую ночную жизнь островка суши. Неожиданно гармонию летней безмятежности нарушил красный горбатенький автомобильчик. Он неловко пошел на разворот, подставив правый бок несущемуся  «Жигулю». Пронзительный скрип тормозов — и потом типичный глухой удар, так знакомый бывалым автомобилистам. Из автомобильчика выпорхнула огненно-рыжая хрупкая девушка, а из  «Жигулей» — три узбека. Они с криками окружили виновницу происшествия. Руднев не мог остаться безучастным и поспешил на помощь. Никто не пострадал, Наташа же смотрела на него как на спасителя. Они разговорились. Виновница аварии преподавала русский язык иностранцам, сочиняла стихи и просила называть себя на французский манер. Они встречались полгода, после чего решили жить вместе. В их отношениях всякое случалось, но речь о разрыве никогда не шла.
Сергей оставил тщетные попытки поговорить с бывшей возлюбленной. В нем взыграла гордость — на смену любви пришла ненависть. Он стал каждый день ходить на работу, а вечерами — чаще встречаться с Алексеем. Они пили пиво в баре, Руднев делился своими мыслями.
— Мне было очень больно, Леха. Сейчас отпустило. Ненависть придала энергии. На работу начал ходить, — похвастался Сергей.
— Герой! — оценил Алексей. — Сильно тебя накрыло.
Сдавая вступительные экзамены в медицинский вуз, Сергей осознавал, что врачом не станет: нужно было обезопасить себя от визита военкома. Вариант со службой отечеству не рассматривался, ибо Руднев ничего в долг у отечества не брал. Мама, учитель биологии, строго следила за оценками по родному предмету. Всех представителей крестоцветных, строение жаберных дуг и особенности кровоснабжения человеческого сердца старшеклассник Сережа Руднев знал в совершенстве, что и предопределило выбор высшего учебного заведения. После окончания медицинского университета Руднев устроился в представительство западной компании, поставляющей в Россию аппаратуру и расходные материалы для больниц. Начальство в Москве, приличная зарплата, корпоративный автомобиль — лучшей доли вчерашний интерн и желать не мог. Выбранная работа не занимала много времени. Предоставленный сам себе, Руднев быстро научился сочинять отчеты для центрального офиса и большую часть времени проводил в праздном наблюдении за ходом жизни.
— И все-таки один вопрос меня мучает. Почему же она ушла?
— Не знаю, что тебе сказать, — Алексей пожал плечами. — Кто же знает, что у другого человека на уме? Даже я, нейрохирург, не знаю! Но в твоем, коллега, случае все просто… Наташа хотела замуж.
— Замуж? — воскликнул Сергей так громко, что посетители бара обернулись.
— Что тебя так удивило? Разве вы были женаты? Или хотя бы помолвлены?
— Нет, но Наташка об этом никогда не заикалась…
— Серый, как ты себе это представляешь? Она никогда не скажет тебе напрямую. Женщина ждет, может мягко подводить тебя к этому шагу. Если мужчина не понимает, чего от него хотят, то тогда она из нежного котенка превращается в разъяренную пантеру. Тебе еще повезло: тебя не растерзали, оставили в живых!


* * *
Ненависть сменилась хандрой. Квартира насквозь пропахла сигаретным дымом. Вокруг мусорного ведра валялись пустые бутылки. Экран монитора слепил глаза. Сергей бродил по Интернету. Все казалось бессмысленным. В городе, незаметно для Сергея, окончательно сошел снег, зазеленели трава и деревья. Из центрального офиса стали приходить гневные письма: квартальный отчет написан из рук вон плохо, планирование же отсутствует вовсе. Спасали ситуацию дистрибьюторы, вытянувшие полугодовой план продаж. Менеджер Руднев кормил себя обещаниями завтрашней новой жизни, но все оставалось неизменным.
Возвращение Быстрова из «Спартака» в «Зенит» окончательно похоронило любовь друзей к футболу. К судейской слепоте и влиянию административного ресурса на народную игру добавилась ужасающая меркантильность футболистов, за жалкие тридцать сребреников готовых менять убеждения. Сергей перестал интересоваться спортивной жизнью страны, Алексей переключился на гандбол. В одном доме с ним жил игрок питерской «Невы». При встрече они здоровались, но не более. Теперь же пустоту, образовавшуюся после окончательной коммерциализации футбола, пришло время заполнить гандболом — своего рода изгоем в глазах власти и народа. Алексей сколотил из разочарованных футбольных болельщиков команду поддержки. Вместо огромной, переполненной чаши стадиона — ободранный пустынный зал районной спортшколы. На трибуне — единичные родственники гандболистов. Новая команда поддержки удвоила посещаемость «Невы».
Руднев скептически отнесся к новому увлечению друга, но на гандбол за компанию иногда ходил.
— Как тебе мое новое увлечение? — поинтересовался Алексей. — Я тогда долго думал над твоими словами. О честности футбола, деньгах, миллионерах на поле. Должен признаться, Серый, ты тогда был абсолютно прав… Гандбол — совсем другое…
— Спасибо твоему соседу!
— Да я бы и так гандбол полюбил, — неожиданно признался Алексей. — Я в начале к баскетбольному «Спартаку» присматривался… Хорошая команда, с историей… Но это «Спартак»! Красно-белая форма вызывает у меня омерзение! А у «Невы» — наши цвета, правильные…
— Ты фильм «Кин-дза-дза» смотрел? — Сергей не поверил своим ушам, услышав слова друга. — Ясное дело, смотрел! Ты мне сейчас пацака напоминаешь… Или чатланина… Выбирай. У них такая же цветовая дифференциация одежды была… Вот это фильм! Даже в спорте актуален... Прости, конечно, но откуда у тебя такое дегенеративное восприятие спорта?
— Значит, я дегенерат, — насупился Алексей.
— Прости, дружище, — Сергей извинился. — Не хотел тебя обидеть. Я стал невыносимо вспыльчивым… Видимо, пора что-то менять.

Уважаемые читатели, напоминаем: 
бумажный вариант журнала вы можете взять
в Центральной городской библиотеке по адресу:
г. Каменск-Уральский, пр. Победы, 33! 
Узнать о наличии журнала 
в Центральной городской библиотеке им. А.С. Пушкина
вы можете по телефону: 32-23-53 
Открыть описание

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Новинки on PhotoPeach

Книга, которая учит любить книги